Клуб исторического
фехтования
и кулачного боя

Щит

Фестиваль в Чувашии

05.02.2016
Недавно в Чувашии состоялся турнир-фестиваль под названием «Тени наших предков».

Назад в прошлое: возрождение средневековых боев

02.02.2016
В Ставрополе на ристалище планируют провести настоящие бои рыцарей – под звон мечей и щитов.

Праздник для жителей Петрозаводска

29.01.2016
В начале следующего месяца в Карелии пройдет выставка фотографов, которая посвящается юбилею клуба под названием «Скель».

Второй турнир фехтовальщиков в Тюмени

27.01.2016
В начале текущего года в Тюмени прошел второй открытый чемпионат под названием «Герои нашего времени», куда съехались самые лучшие фехтовальщики.

Фехтование в Красноярске

25.01.2016
В Сибири недавно состоялись соревнования по прекрасному виду спорта – фехтованию. Событие проводилось в центре творчества, который называется «Пилот». Это был третий по счету исторический турнир под названием «НЕМА». На соревнования приехали фехтовальщики из Иркутска, Новосибирска, а также с Красноярска. «Империум Гладиум» - это организатор соревнования – клуб фехтовальщиков Красноярска.

Фото → Турниры ч.3

Кулачные бои описывал в своих летописях, относящихся к 1068 году, Нестор. Уже в то время кулачный бой играл значительную роль в культуре и истории русского народа. Постоянные, часто неожиданные набеги кочевников, когда жители слобод оказывались один на один с врагом в поле с закрытыми за спиной городскими воротами, положили начало знаменитой русской самозащите.
Кулачные бои описывал в своих летописях, относящихся к 1068 году, Нестор. Уже в то время кулачный бой играл значительную роль в культуре и истории русского народа. Постоянные, часто неожиданные набеги кочевников, когда жители слобод оказывались один на один с врагом в поле с закрытыми за спиной городскими воротами, положили начало знаменитой русской самозащите.
Постепенно эта техника оттачивалась и совершенствовалась, и, наконец, стала частью боевого дела, настоящей воинской наукой, эффективной и действенной формой противостояния врагу. Именно в таком противостоянии родилась знаменитая русская «стенка», основные, классические формы русского кулачного боя.
Постепенно эта техника оттачивалась и совершенствовалась, и, наконец, стала частью боевого дела, настоящей воинской наукой, эффективной и действенной формой противостояния врагу. Именно в таком противостоянии родилась знаменитая русская «стенка», основные, классические формы русского кулачного боя.
Так как войны шли непрерывно (редкий год на Руси удавался мирным), то каждый мужчина должен был иметь ратные навыки. С самого раннего детства в мужчине воспитывался необходимый для бойца комплекс этих навыков. Это происходило в боевых играх, бойцовских обрядах, специальных упражнениях и в труде.
Так как войны шли непрерывно (редкий год на Руси удавался мирным), то каждый мужчина должен был иметь ратные навыки. С самого раннего детства в мужчине воспитывался необходимый для бойца комплекс этих навыков. Это происходило в боевых играх, бойцовских обрядах, специальных упражнениях и в труде.
Маленькие ребятишки учились там борьбе, метанию, играли в прятки, бегали наперегонки и т.п., для ребят постарше состязания заменялись кулачными и палочными боями, где прикладной характер был выражен ярче. На кулачных состязаниях детские бои предваряли бои взрослых, и старшее поколение имело возможность наблюдать рост мастерства молодёжи. Как бы итогом проверки бойцовской подготовки были кулачные и палочные бои.
Маленькие ребятишки учились там борьбе, метанию, играли в прятки, бегали наперегонки и т.п., для ребят постарше состязания заменялись кулачными и палочными боями, где прикладной характер был выражен ярче. На кулачных состязаниях детские бои предваряли бои взрослых, и старшее поколение имело возможность наблюдать рост мастерства молодёжи. Как бы итогом проверки бойцовской подготовки были кулачные и палочные бои.
Летописцы говорят о кулачном бое и в начале 13-го века.

С 14-го века в Москве известен Великий луг. А с конца 15-го и по 17-й века на этом самом месте, между Балчугом и современной улицей Серафимовича, находился Государев сад. Близ Великого луга с 15-го века устраивались кулачные бои [Москва].
Летописцы говорят о кулачном бое и в начале 13-го века. С 14-го века в Москве известен Великий луг. А с конца 15-го и по 17-й века на этом самом месте, между Балчугом и современной улицей Серафимовича, находился Государев сад. Близ Великого луга с 15-го века устраивались кулачные бои [Москва].
В 16-м веке при царе Иване IV Грозном кулачный бой был также широко распространён, что отразил в своей картине «Кулачный бой при Иоанне IV» художник Михаил Иванович Песков.

В то время как в Европе только-только формировалась техника кулачного боя, в русской армии образца 17-го века система военно-физической подготовки уже включала обязательный кулачный бой.
В 16-м веке при царе Иване IV Грозном кулачный бой был также широко распространён, что отразил в своей картине «Кулачный бой при Иоанне IV» художник Михаил Иванович Песков. В то время как в Европе только-только формировалась техника кулачного боя, в русской армии образца 17-го века система военно-физической подготовки уже включала обязательный кулачный бой.
Тем временем православная церковь выступала инициатором запрета кулачного боя на Руси в подавляющем числе случаев. Так, например, когда христианство стало на Руси «официальной» религией, отношения между ним и славянством (язычеством) обострились. Фомин пишет: «В старое время церковь пыталась вести борьбу с кулачными боями. Православное духовенство называло кулачные бои «богомерзкой забавой» и карало кулачников отлучением от церкви, проклятием и многими другими наказаниями, но религиозная борьба с кулачными боями не имела успеха, и бои продолжали существовать по-прежнему».
Тем временем православная церковь выступала инициатором запрета кулачного боя на Руси в подавляющем числе случаев. Так, например, когда христианство стало на Руси «официальной» религией, отношения между ним и славянством (язычеством) обострились. Фомин пишет: «В старое время церковь пыталась вести борьбу с кулачными боями. Православное духовенство называло кулачные бои «богомерзкой забавой» и карало кулачников отлучением от церкви, проклятием и многими другими наказаниями, но религиозная борьба с кулачными боями не имела успеха, и бои продолжали существовать по-прежнему».
Это повлекло за собой запрет на всё русское – ведунство, скоморошество, обрядность и др. В этот разряд попали и кулачные бои. Указами 2 ноября 1684 года, 19 марта 1686 года и др. строго воспрещались кулачные бои.
Это повлекло за собой запрет на всё русское – ведунство, скоморошество, обрядность и др. В этот разряд попали и кулачные бои. Указами 2 ноября 1684 года, 19 марта 1686 года и др. строго воспрещались кулачные бои.
Возможно, проанализировав именно эту победу русской армии – в основном сделанную в рукопашной, – христианская церковь в очередной раз принялась искоренять это умение и из обихода русского народа, и из его души. Христианство (православие) всячески старалось ослабить русскую армию, и после многочисленных попыток церковь добилась своего: указом от 24 июля 1726 года «Благодетельное правительство запретило бои, как зловредную потеху» [Фомин].
Возможно, проанализировав именно эту победу русской армии – в основном сделанную в рукопашной, – христианская церковь в очередной раз принялась искоренять это умение и из обихода русского народа, и из его души. Христианство (православие) всячески старалось ослабить русскую армию, и после многочисленных попыток церковь добилась своего: указом от 24 июля 1726 года «Благодетельное правительство запретило бои, как зловредную потеху» [Фомин].
Однако стоит отметить, что другие секты христианства – католичество, протестантизм и пр. – не делали аналогичного в своих странах и не подрывали ни культуры народов, в которых христиане расселились, ни духа, ни военной подготовки. В это же время в Европе местные виды кулачных боёв – разнообразные боксы – развивались своим чередом и никаких ограничений со стороны своих «благодетельных духовного и светского правительств» не испытывали.
Однако стоит отметить, что другие секты христианства – католичество, протестантизм и пр. – не делали аналогичного в своих странах и не подрывали ни культуры народов, в которых христиане расселились, ни духа, ни военной подготовки. В это же время в Европе местные виды кулачных боёв – разнообразные боксы – развивались своим чередом и никаких ограничений со стороны своих «благодетельных духовного и светского правительств» не испытывали.
Но на Руси дух был всегда силён. Поэтому после очередного запрета «кулачки» возродились. В 18-м веке император Руси Пётр II Алексеевич (1715 – 1730) всё свое время посвящал развлечениям, особенно охоте с собаками и соколами, травле медведей и кулачным боям. Граф Григорий Григорьевич Орлов (1734 – 1783) постоянно участвовал в кулачных боях, и граф Алексей Григорьевич Орлов (1737 – 1807/1808) прославился победами в кулачных боях.
Но на Руси дух был всегда силён. Поэтому после очередного запрета «кулачки» возродились. В 18-м веке император Руси Пётр II Алексеевич (1715 – 1730) всё свое время посвящал развлечениям, особенно охоте с собаками и соколами, травле медведей и кулачным боям. Граф Григорий Григорьевич Орлов (1734 – 1783) постоянно участвовал в кулачных боях, и граф Алексей Григорьевич Орлов (1737 – 1807/1808) прославился победами в кулачных боях.
Кулачным боем увлекались и русские писатели. «Биограф И.С. Никитина Де-Пуле, знавший хорошо отца поэта Савву Евтеевича, говорит в своей биографии, что это был очень умный и для своего круга образованный человек, любивший читать книги и хорошо знавший старых русских писателей, но эта образованность нисколько не мешала ему драться в кулачных боях, в которых он наводил ужас на всех бойцов своей физической силой»
Кулачным боем увлекались и русские писатели. «Биограф И.С. Никитина Де-Пуле, знавший хорошо отца поэта Савву Евтеевича, говорит в своей биографии, что это был очень умный и для своего круга образованный человек, любивший читать книги и хорошо знавший старых русских писателей, но эта образованность нисколько не мешала ему драться в кулачных боях, в которых он наводил ужас на всех бойцов своей физической силой»
В военном ремесле рукопашный бой осуществлялся руками, невооружёнными или вооружёнными холодным оружием. Применялся также штык – колющее оружие, насаживаемое на конец ствола ружья. Для кавалерии были разработаны специальные приёмы. Например, фланкирование – боевые приёмы пикой, выполнявшиеся кавалеристами в рукопашном бою.
В военном ремесле рукопашный бой осуществлялся руками, невооружёнными или вооружёнными холодным оружием. Применялся также штык – колющее оружие, насаживаемое на конец ствола ружья. Для кавалерии были разработаны специальные приёмы. Например, фланкирование – боевые приёмы пикой, выполнявшиеся кавалеристами в рукопашном бою.
В рукопашном бое использовали белое (холодное) оружие, разящее противника ударом, разрезом или уколом:

    * Режущие и рубящие оружия – меч, секира, топор, нож, кинжал, палаш, сабля, шпага, шашка, тесак, кортик, алебарда;
    * Колющие оружия – копьё, пика, штык, эспонтон, рапира, шпага, кончар и др.;
    * Ударное оружие – палица, булава, кистень, шестопёр и др.
В рукопашном бое использовали белое (холодное) оружие, разящее противника ударом, разрезом или уколом: * Режущие и рубящие оружия – меч, секира, топор, нож, кинжал, палаш, сабля, шпага, шашка, тесак, кортик, алебарда; * Колющие оружия – копьё, пика, штык, эспонтон, рапира, шпага, кончар и др.; * Ударное оружие – палица, булава, кистень, шестопёр и др.
В частности, широко использовался кистень летучий – гиря на ремне, который наматывается, кружа, на кисть, и с размаху развивается; бивались и в два кистеня, в-оберучь, распуская их, кружа ими, ударяя и подбирая поочередно. К такому бойцу не было рукопашного приступа
В частности, широко использовался кистень летучий – гиря на ремне, который наматывается, кружа, на кисть, и с размаху развивается; бивались и в два кистеня, в-оберучь, распуская их, кружа ими, ударяя и подбирая поочередно. К такому бойцу не было рукопашного приступа
Именно такое широкое применение холодного оружия в рукопашном бое и сами навыки его ведения обеспечивали русским победы в многочисленных войнах. Однако это же умение русского народа не давало покоя христианской церкви, постоянно стремившейся оборвать эту многовековую народную нить.
Именно такое широкое применение холодного оружия в рукопашном бое и сами навыки его ведения обеспечивали русским победы в многочисленных войнах. Однако это же умение русского народа не давало покоя христианской церкви, постоянно стремившейся оборвать эту многовековую народную нить.
На Руси кулачный бой назывался «кулачки, идти на кулачки» – биться кулаками, вступать в кулачный бой. «Бои кулачные и палочные – старинное русское народное удовольствие. Происходили в одиночку и «стеною»», – так писали ещё в 19-м веке Брокгауз и Ефрон о русском кулачном бое. И Владимир Даль им вторил: «Драка кулаками, для забавы, из молодечества». Игрой называли они эту старинную русскую забаву – «в кулачных боях играющие делятся на две ватаги».
На Руси кулачный бой назывался «кулачки, идти на кулачки» – биться кулаками, вступать в кулачный бой. «Бои кулачные и палочные – старинное русское народное удовольствие. Происходили в одиночку и «стеною»», – так писали ещё в 19-м веке Брокгауз и Ефрон о русском кулачном бое. И Владимир Даль им вторил: «Драка кулаками, для забавы, из молодечества». Игрой называли они эту старинную русскую забаву – «в кулачных боях играющие делятся на две ватаги».
В № 34 Воронежских Губернских Ведомостей за 1851 год помещено следующее описание кулачных боев П. Малыхина: «Первейшею забавою наших предков, не только простого народа, но даже бояр и князей, почитался кулачный бой, как образец и школа войны: тут молодые люди приучались к неустрашимости и отваге»
В № 34 Воронежских Губернских Ведомостей за 1851 год помещено следующее описание кулачных боев П. Малыхина: «Первейшею забавою наших предков, не только простого народа, но даже бояр и князей, почитался кулачный бой, как образец и школа войны: тут молодые люди приучались к неустрашимости и отваге»
Поэтому-то бои происходили обыкновенно в праздничные дни и при жилых местах, а зимой чаще всего на льду.

Сначала пускали вперёд как бы застрельщиков, мальчишек. За ними мало-помалу группировались более взрослые, но главная партия противников оставалась в резерве, особенно известные по своей силе и искусству бойцы. Для возбуждения охоты нередко тут же били в накры и бубны
Поэтому-то бои происходили обыкновенно в праздничные дни и при жилых местах, а зимой чаще всего на льду. Сначала пускали вперёд как бы застрельщиков, мальчишек. За ними мало-помалу группировались более взрослые, но главная партия противников оставалась в резерве, особенно известные по своей силе и искусству бойцы. Для возбуждения охоты нередко тут же били в накры и бубны
Наконец, когда прошло минут двадцать, кулачники не выдержали и в толпе, в которой теперь было, приблизительно, до 15000 человек, начали снова раздаваться характерные призывные крики и свист, подзадоривавшие бойцов к бою. Эти вначале одиночные крики крепли всё сильнее и сильнее, к ним прибавлялись всё новые и новые голоса. Где-то в самом центре толпы произошло движение, взметнулась кверху чья-то рука… Кто-то кого-то ударил.
Наконец, когда прошло минут двадцать, кулачники не выдержали и в толпе, в которой теперь было, приблизительно, до 15000 человек, начали снова раздаваться характерные призывные крики и свист, подзадоривавшие бойцов к бою. Эти вначале одиночные крики крепли всё сильнее и сильнее, к ним прибавлялись всё новые и новые голоса. Где-то в самом центре толпы произошло движение, взметнулась кверху чья-то рука… Кто-то кого-то ударил.
Крики перешли в сплошной рёв, смешанный со свистом. Эта дикая какофония била по нервам, вселяла в душу какую-то погромную тревогу и, очевидно, горячила бойцов, и бой быстро разгорался. Издали центр толпы, где уже шел бой, производил впечатление каких-то танцующих людей. В то время как вся остальная масса кулачников оставалась еще пока в относительном покое, там, в центре то одна сторона, то другая напирали друг на друга, там заметно было большое движение; сходились и расходились люди, поднимались и опускались для удара кулаки. Этот танец центра постепенно расширялся во все стороны, вовлекая в бой всё новых и новых бойцов, наконец, он захватил почти всю толпу.
Крики перешли в сплошной рёв, смешанный со свистом. Эта дикая какофония била по нервам, вселяла в душу какую-то погромную тревогу и, очевидно, горячила бойцов, и бой быстро разгорался. Издали центр толпы, где уже шел бой, производил впечатление каких-то танцующих людей. В то время как вся остальная масса кулачников оставалась еще пока в относительном покое, там, в центре то одна сторона, то другая напирали друг на друга, там заметно было большое движение; сходились и расходились люди, поднимались и опускались для удара кулаки. Этот танец центра постепенно расширялся во все стороны, вовлекая в бой всё новых и новых бойцов, наконец, он захватил почти всю толпу.
Теперь уже беспрерывно болтались в воздухе руки. Сотни кулаков каждую секунду поднимались кверху, нанося удары, от которых стоял в воздухе своеобразный гул, не заглушавшийся даже криками и рёвом дравшихся кулачников.
Теперь уже беспрерывно болтались в воздухе руки. Сотни кулаков каждую секунду поднимались кверху, нанося удары, от которых стоял в воздухе своеобразный гул, не заглушавшийся даже криками и рёвом дравшихся кулачников.
С правого фланга, на котором стоял я с аппаратом, шёл особенно ожесточённый бой, как говорили «по дорогому». Здесь билось несколько самых лучших и сильных бойцов, которых предварительно свои кулачники подпоили самогоном. Высокие, здоровые, уже не молодые бородачи, у которых руки были как оглобли, кулаки по доброму горшку, они били по чём попало, стараясь свалить противника с одного удара, чтобы он лягушкой распластался на снегу, и от их ударов уже несколько человек выбыло из строя и окровавленные, с разбитыми лицами, выползали кое-как на четвереньках из толпы на простор. Тут на свободе они отлёживались прямо на снегу, приходили в себя и некоторые поднимались и снова бросались в бой.
С правого фланга, на котором стоял я с аппаратом, шёл особенно ожесточённый бой, как говорили «по дорогому». Здесь билось несколько самых лучших и сильных бойцов, которых предварительно свои кулачники подпоили самогоном. Высокие, здоровые, уже не молодые бородачи, у которых руки были как оглобли, кулаки по доброму горшку, они били по чём попало, стараясь свалить противника с одного удара, чтобы он лягушкой распластался на снегу, и от их ударов уже несколько человек выбыло из строя и окровавленные, с разбитыми лицами, выползали кое-как на четвереньках из толпы на простор. Тут на свободе они отлёживались прямо на снегу, приходили в себя и некоторые поднимались и снова бросались в бой.
Второе общество, имея в своих рядах более опытных и сильных бойцов, продолжало бить своих противников, среди которых кто-то, потрясая рукой в воздухе, отчаянно кричал, пытаясь приостановить отступление своих бойцов и подбодрить их, но это не помогало.
Второе общество, имея в своих рядах более опытных и сильных бойцов, продолжало бить своих противников, среди которых кто-то, потрясая рукой в воздухе, отчаянно кричал, пытаясь приостановить отступление своих бойцов и подбодрить их, но это не помогало.
Уже поздними сумерками закончился бой. Вечером в этот же день к нам на мелиоративную квартиру заходили по делу многие крестьяне, причастные к общественно-мелиоративным работам. Большинство из них имели синяки под глазами и кровоподтёки и повреждения вообще лица.
Уже поздними сумерками закончился бой. Вечером в этот же день к нам на мелиоративную квартиру заходили по делу многие крестьяне, причастные к общественно-мелиоративным работам. Большинство из них имели синяки под глазами и кровоподтёки и повреждения вообще лица.
Сами бойцы о своих членовредительствах рассказывали с шутками, восторгаясь только что закончившимся боем, который в этом году, по их словам, особенно удался. Каждый теперь на свободе рассказывал: кого он ударил, кто его ударил и как ударил. Рассказывал страстно, с увлечением, как охотник о том или ином интересном случае на охоте, как спортсмен. И опять ни тени злобы, затаённой мести, в этих рассказах я не заметил. Наоборот, удачный удар считался подвигом, как победителем, так и побеждённым
Сами бойцы о своих членовредительствах рассказывали с шутками, восторгаясь только что закончившимся боем, который в этом году, по их словам, особенно удался. Каждый теперь на свободе рассказывал: кого он ударил, кто его ударил и как ударил. Рассказывал страстно, с увлечением, как охотник о том или ином интересном случае на охоте, как спортсмен. И опять ни тени злобы, затаённой мести, в этих рассказах я не заметил. Наоборот, удачный удар считался подвигом, как победителем, так и побеждённым
Кулачный бой – это поединок, суть которого в обмене ударами кулаков и, реже, ступней, локтей, коленей, головы. В кулачном бою часто допускались захваты, силовые и болевые удержания, подсечки, подножки, удушения. Чего никогда не было в кулачном бою, так это борьбы в обхват и продолжения поединка на земле.
Кулачный бой – это поединок, суть которого в обмене ударами кулаков и, реже, ступней, локтей, коленей, головы. В кулачном бою часто допускались захваты, силовые и болевые удержания, подсечки, подножки, удушения. Чего никогда не было в кулачном бою, так это борьбы в обхват и продолжения поединка на земле.
Как и испанский бой быков, французская и швейцарская борьба, американский и английский бокс, русский кулачный бой имеет свои правила, установленные самой жизнью, бытом. Кулачники идут в бой обязательно безоружными, с одними только кулаками. Никаких кастетов или гирек, зажатых в кулак для увеличения его веса, не полагается
Как и испанский бой быков, французская и швейцарская борьба, американский и английский бокс, русский кулачный бой имеет свои правила, установленные самой жизнью, бытом. Кулачники идут в бой обязательно безоружными, с одними только кулаками. Никаких кастетов или гирек, зажатых в кулак для увеличения его веса, не полагается
Бить можно куда попало и как попало – в лицо, в голову, в грудь, в бока. Но если противник получил, наконец, такой удар, от которого свалился с ног, то его уже не бьют. Потому что это, всё-таки, спорт, а не драка. И никто здесь ни на кого не должен иметь злобы или, как говорят сами кулачники, «сердца».
Бить можно куда попало и как попало – в лицо, в голову, в грудь, в бока. Но если противник получил, наконец, такой удар, от которого свалился с ног, то его уже не бьют. Потому что это, всё-таки, спорт, а не драка. И никто здесь ни на кого не должен иметь злобы или, как говорят сами кулачники, «сердца».
В кулачном бою бьют не по злобе, а любя кулачный бой. И если одному противнику удалось свалить на землю ударом другого, он как спортсмен-кулачник удовлетворён, он победитель, и ему уже совершенно нет цели бить противника ещё и далее лежащего на земле. Это правило кулачного боя настолько популярно, что оно вошло уже в поговорку: «лежачего не бьют»
В кулачном бою бьют не по злобе, а любя кулачный бой. И если одному противнику удалось свалить на землю ударом другого, он как спортсмен-кулачник удовлетворён, он победитель, и ему уже совершенно нет цели бить противника ещё и далее лежащего на земле. Это правило кулачного боя настолько популярно, что оно вошло уже в поговорку: «лежачего не бьют»